Не  в  силе  Бог,  а  в  правде!

МОСКОВСКАЯ  ПОКРОВСКАЯ  ОБЩИНА  СЕСТЕР  МИЛОСЕРДИЯ



Статьи
     Меню  сайта

           Статьи
Создание и деятельность общины [6]
Судьба обители после революции [2]

     Форма  входа

           Поиск

          Система Orphus

  Наш  Опрос  №  1
Что бы Вы хотели видеть на месте Покровской обители?
Всего ответов: 196



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Приветствую Вас, Гость · RSS 26.04.2017, 01:13

Главная » Статьи » Летопись обители милосердия » Создание и деятельность общины

Отчетная записка о деятельности Московской Покровской общины сестер милосердия за 1872-1882 годы

Милостивые господа.

   Московская Покровская община сестер милосердия принадлежит к числу благотворительных учреждений. По общему характеру своего устройства, по своим составным частям, по тем задачам и целям, которые положены в основу ее деятельности и, наконец, по соответствию ее с нуждами и запросами настоящего времени, - ее нужно считать учреждением редким и оригинальным. При всем том она остается мало известною обществу, если не сказать более — совсем неизвестною, кроме своего названия. Появляющиеся в последнее время в газетах заметки и статьи об Общине касались одной или двух сторон, не раскрывая полного механизма ее жизнедеятельности. В день исполнившегося первого десятилетия да позволено будет войти в более полное обозрение того, с чего, с какими силами и как начала она свою деятельность и что сделала в течение этих 10 лет.

   Перенесемся мысленно 10 лет назад на нынешний день - день открытия Общины. То был славный, торжественный день, в который шумно, со всеми свойствами широких задач, разом началась жизнь ее: все было устроено, поставлено на ноги, все приведено в действие, все работало, - одним словом - жизнь кипела; нужно было только ждать благих плодов этой усиленной деятельности. Но не было обращено внимания на то, в состоянии ли было новорожденное учреждение выдерживать такую напряженную работу, было ли у него достаточно сил для сего? А между тем этот, по-видимому, незначительный недочет испортил все дело. Механизм был пущен в ход, машина заработала разом во все силы, деятельность была полная...; но скоро начали истощаться заготовленные пары, нужно было подбрасывать топлива, а оказалось, что недостает настоящего топлива. И вот, пошли собирать сучки, осколочки, щепки, - чтобы хотя сколько-нибудь поддержать тепло и не дать остановиться делу. Такова была первоначальная судьба нашего учреждения. Только что зародившееся и сразу поставленное в неестественно сильное напряжение, оно не в силах было выдержать этого напряжения и едва-едва не рухнуло.
   Известный, наделавший много толков судебный процесс против учредительницы Общины, почти вконец разрушил все высокие планы ее. Прежде чем Община успела раскрыть пред интересующимся обществом свои гуманные и истинно благотворительные цели, как на нее обрушились целые горы упреков, нареканий, всевозможных угроз и т.п. Общественное мнение, возбужденное упомянутым процессом, перенеслось с личности на само учреждение и подвергало его своей беспощадной критике; оно то закрывало его совершенно, то снова призывало к жизни, хотя под другим именем. Газетная пресса поддерживала, развивала и распространяла в обществе подобные толки. Все это влияло на общество и не в пользу Общины. Люди, выразившие желание поддерживать ее своими личными пожертвованиями и привлечением к тому же других, разом отпали от нее, а некоторые и совсем о ней забыли. Оставленная и позабытая всеми, Община поставлена была в такое критическое положение, что ей оставалось одно - прекратить свою деятельность и предать забвению самое имя свое. В это-то трудное время пришел к ней на поддержку приснопамятный покойный владыка, Московский митрополит Иннокентий. Благодаря его нравственной и материальной помощи, Община с небольшою горстью оставшихся верными ей сотрудников (5-6 человек), в сознании правоты своего дела и явной пользы его для общества, собралась с своими последними силами и с верою в Бога и надеждою на добрых людей взялась за предназначенную ей деятельность, начиная с малого и доходя до большого. Такая неожиданная судьба Общины естественно сильно отразилась на ее дальнейшем существовании; благодаря сему, она лишена была правильного, естественного, последовательного развития. Начав широко свою деятельность, она не более как через год должна была остановиться и почти в каждой стороне начинать сначала. Принимая этот факт во внимание, да будет снисходительно общественное мнение к тем скромным заслугам, с которыми Община первый раз от своего имени решается выступить на суд пред ним.
   Стремясь к осуществлению высокой идеи христианского милосердия, Московская Покровская община сестер милосердия в течение минувшего времени выражала свое благотворительное служение обществу в следующих видах: I) в воспитании и образовании бедных и сирот-детей; II) в приготовлении, посредством теоретического и практического обучения, сестер милосердия к их человеколюбивому служению и разнообразных проявлениях этого служения страждущему человечеству, и III) в подании безвозмездной помощи больным бедного класса.
   I) Община принимала на воспитание бедных детей всех возрастов. Для вскормления новорожденных детей в Общине открыто было Отделение грудных младенцев, куда принимались для вскормления при помощи наемных кормилиц дети, лишенные матерей, или такие, которых матери не в состоянии были кормить грудью и не имели средств нанять кормилицу, но недостаток средств Общины заставлял постепенно сокращать размеры грудного отделения, требующего много средств, и, наконец, совсем закрыть его. Здесь вскормилось 23 ребенка. Большинство детей взято было родителями, а некоторые оставлены при Общине для дальнейшего воспитания.
   Для воспитания и образования детей существовали с самого начала и до сих пор существуют, развиваются и упрочиваются следующие отделения: a) приют, b) общеобразовательная школа, с) рукодельные мастерские.
   a) В приют принимались дети обоего пола всех сословий - сироты, или имеющие бедных родителей, не могущих воспитывать их. Здесь, кроме физического питания, детей приучали к порядку, послушанию старшим, заучиванию со слов и общему пению общеупотребительных молитв и т.п. Как на замечательную особенность характера воспитания здесь можно указать на умение подчинять детское своеволие воле старших, - особенность, которая составляет предмет желаний педагогики, школ и семейств, и, к слову сказать, редко где достигается. Кто видит наших детей, всякий удивляется их простоте, смелости, веселости, отсутствию застенчивости в разговорах с посетителями и т.п. В присутствии кого угодно они безотчетно будут резвиться и играть, позабывая все на свете; но вот приходит время, старшая говорит: «Дети, довольно, становитесь в порядок!» - и моментально замолкают до 40 разгулявшихся детских голосов, а через несколько минут пред вами предстанет несколько пар, мерно и тихо возвращающихся в свое место. Замечательно, что дети не боятся, но слушаются, и что это достигается не научными правилами педагогики, а естественной любовью к детям и естественно простым обращением с ними.
   В приюте мальчики и девочки воспитывались до 9-летнего возраста: после этого мальчики возвращались их родителям, если эти имеют средства к дальнейшему их воспитанию; в противном случае начальство Общины заботилось о помещении их в другие воспитательные или ремесленные заведения; здесь получили воспитание до 50 мальчиков. Что же касается девочек, то они обыкновенно поступали в школу Общины.
   b) В школе Общины девицам дается общее образование; полный курс учения распределяется на шесть классов, кроме приготовительного. Преподавались и преподаются следующие общие науки: Закон Божий, русский язык с теорией словесности и историей литературы, гражданская история - общая и русская, педагогика, география, арифметика, алгебра, геометрия, физика, чистописание и рисование. Преподавание этих наук шло применительно к программе Епархиальных женских училищ; но с конца прошлого учебного года предпринято составление собственных нормальных программ по всем предметам; программы уже составлены, рассмотрены и одобрены Советом; дело остается за утверждением их высшею духовно-учебною властью. Так как Община имеет одною из главных задач своих приготовление сестер милосердия, и в виду того, что многие из воспитывающихся в школе, по окончании курса, пожелают послужить делу христианского милосердия, - Советом школы, на основании § 44 Устава Общины, в 1879 году открыто для воспитанниц классов преподавание медицинского латинского языка, ботаники и химии в кратком объеме.
   Имея в виду дать более широкое развитие школьному делу и приготовить из воспитанниц не только сестер милосердия, способных ухаживать за больными, но, в случае нужды, и оказывать помощь заболевающим, помогать врачу при лечении, при школе в начале текущего учебного года для окончивших курс воспитанниц и сестер милосердия открыто преподавание начальной медицины в размере фельдшерского курса. Едва только задумали дело, как нашлись добрые люди, взявшие на себя труд составления программы, предоставления учебников и ведения самого преподавания. Первый год преподавания дал такие отрадные результаты, что на бывших годичных испытаниях члены экзаменационной комиссии оценили ответы всех 13 воспитанниц высшей отметкой 5.
   Таким образом, к настоящему времени школа Общины получила широкие размеры и может считать себя упроченною. Но не сразу достигла она такого состояния. Что было назад тому 5 или 6 лет, трудно и представить. Дело было затеяно, воспитанницы были; но учить было некому. Все дело преподавания лежало и велось исключительно причтом Общины, который, по справедливости, можно сказать, вынес ее из затруднительного положения на своих плечах. Люди, близко стоящие к делу, говорили, что несколько раз слабели их силы, падал дух, пропадала энергия и едва-едва не решились закрыть школу; но каждый раз слышали ободряющее слово покойного митрополита Иннокентия; слово это снова давало силы, восстанавливало энергию, - и дело шло, шло не как-нибудь, а с пользою и удивительным, судя по рабочим силам (3-4 человека), успехом. Воспитанницы школы (в числе 8 человек) окончили курс в 1879 году и с честью послужили Общине в качестве классных надзирательниц, а некоторые - учительниц. С 1879 года положение школы изменилось к лучшему. Доброе дело привлекло внимание нескольких лиц, которые заявили желание посвятить свое знание и силы делу просвещения сирот. С этого времени школа перестала нуждаться в преподавателях; в течение трех последних лет всегда оказывалось их столько, что можно было без затруднения распределять между ними все предметы преподавания. В настоящее время при школе состоит 17 преподавателей. С таким количеством рабочих сил школа пасть не может. Правда, все эти 17 человек служат безвозмездно, но в то же время свободно: это - люди, по доброй воле отозвавшиеся на благое призвание, люди, собравшиеся не для того, чтобы считаться, но чтобы делать дело; и они, действительно, делают дело, как каждому внушает совесть и желание большей пользы. Что это на самом деле так, доказывают все лучшие и лучшие, более и более отрадные результаты годичных испытаний воспитанниц, так что, например, экзамены нынешнего года положительно могут утешать заведующих воспитанием детей. Бескорыстные и усердные труженики на этом поприще да примут за cиe искреннюю и глубокую благодарность!
   В школе ежегодно обучалось от 50 до 80 воспитанниц. В течение десяти лет около 100 воспитанниц выпущено было из школы до окончания полного курса преимущественно но причине улучшения материальных средств родителей или родственников их; 20 окончили полный курс, из них 8 уже выпущены из заведения с аттестатами, а остальные находятся еще в Общине.
   Управление школой сосредоточивалось в Совете, который составляли начальница Общины, четыре члена от московского духовенства и священник Общины, заведующий школою. Внимание и заботы Совета направлялись к возможному улучшению учебно-воспитательной части школы. Ближайшее наблюдение за учебной частью школы принадлежало старшему священнику Общины, а за нравственной - старшей сестре милосердия по назначению Совета.
   Воспитанницы, не способные совершенно к учению и увольняемые из школы, не выпускаются из заведения, а переводятся обыкновенно в с) рукодельные мастерские (вышивальные, белошвейные, башмачные, портные). Здесь под руководством опытных мастериц из сестер милосердия они обучаются какому-либо доступному им мастерству с целью дать каждой из них какое-либо занятие, приучающее к труду и могущее впоследствии времени, когда она выйдет из заведения, доставлять ей средства к жизни. Ежегодно здесь было от 10 до 20 воспитанниц. Независимо от сего все воспитанницы школы без исключения обучаются в свободное от учебных занятий время рукоделию и рисованию, а также церковному пению и приучаются к хозяйству в различных видах.
   Кроме всего этого некоторые воспитанницы обучаются шелководству в школе шелководства. Здесь, под руководством опытных шелководов - сестер милосердия и членов Комитета шелководства, воспитанницы обучаются выкормке шелковичных червей, знакомятся с разведением шелковицы, с размоткой коконов, кручением шелка и т.п. Школа эта экспонировала на различных заграничных (в Париже, Лондоне и Филадельфии) и отечественных (в Москве: Политехнической и двух Акклиматизационных Общества акклиматизации) выставках и была удостоена медалей (большой золотой именной в 1873 г., Парижской золотой в 1878 г., большой золотой в 1878 г., малой золотой в 1875 г, трех серебряных в 1875 г. и четырех бронзовых в 1875 и 1876 гг.); она теперь участвует и на настоящей Промышленно-художественной выставке в Москве. В школе обучались 30 воспитанниц, из них 15 окончили курс. Для обучения воспитанниц и развития самого дела шелководства, в Общине существуют: а) червоводня, где выводятся, выкармливаются   шелковичные   черви   и   завиваются  ими   коконы;  Ь) собственная   плантация    тутовых    деревьев   для  корма  червей,  с) питомник     для     искусственного    разведения    шелковицы    и   d) шелкоразмотная, где разматываются шелковичные коконы.
   Обозревая весь ход и состав учебно-воспитательного дела в Общине, нельзя не заметить, что оно поставлено здесь в особые условия, и само по себе отлично от характера других специальных заведений того же рода. Прежде всего здесь нет уровня для определения степени пригодности известной воспитанницы для заведения: от них требуется одно - крайняя бедность или беспомощное сиротство. Бедная лачуга крестьянина, грязная сырая квартира ремесленника, душная атмосфера фабричного, будка городового или сторожа железных дорог, холодное помещение обнищавшего чиновника - вот подготовительные места для нашего заведения, - вот кто шлет нам своих питомцев. И выбор между ними обратный: принимается не тот, кто лучше - нет; дитя, которое беднее, несчастнее, беспомощнее, - то и наше. Сколько требуется усилий, чтобы все разнообразие их привычек, речи, выговоров, а иногда и просто даже неумения говорить, привести хотя к какому-либо порядку. Несмотря ни на что, Община задается целями - дать им возможное обучение и правильное воспитание. И эти цели она преследует с такой настойчивостью и таким терпением, которое одно только и может обусловливать те отрадные плоды, какие получаются в здешней школе. Дитя слабое по способностям, не развитое, не показывающее достаточных успехов увольняется из школы не прежде, как над ним испытаются всевозможные способы, вызывающие его к самодеятельности; и, если уже ничто не действует, и дитя обнаруживает неспособность к учению, - оно увольняется из школы; но не оставляет заведения. Желая отвлечь его от праздности, приучить к честному труду и обучить какому-либо мастерству, его определяют в рукодельные, где оно пребывает до полного возраста и укрепления доброго религиозно-нравственного направления. Но вот девица идет хорошо, кончает в порядке курс общеобразовательных наук; по-видимому, все сделано для нее, остается одно - выдать аттестат и выпустить на все четыре стороны. Но здесь рассуждали несколько иначе. Принимая во внимание их молодые годы, неокрепшие силы, неопытность для самостоятельной жизни, а главное — отсутствие (особенно у сирот) искреннего и разумного совета, начальство Общины при первом еще выпуске (1879 г.) пришло к прекрасной мысли - оставлять воспитанниц при Общине еще на два года по окончании курса. В это время дается им некоторая доля самостоятельной деятельности над воспитанием подобных себе. Находясь постоянно под надзором старших и начальствующих лиц, пользуясь советами педагогов, они проходят здесь новую опытную школу, весьма пригодную в жизни; при этом в 1880 и 1881 гг. начальство нашло возможным и, как оказалось после - благодетельным, в два года и поучить их кое-чему. И вот когда бедному сиротствующему дитяти, обреченному, быть может, без сего на голодную смерть или на нравственное и физическое уродство, школа даст правильное воспитание, наградит цветущим здоровьем, достаточным запасом общих и некоторых специальных научных сведений, сообщит строгое религиозно-нравственное направление, - тогда только она спокойно, с сознанием исполненного долга, может сказать им: «Я сделала для вас свое дело; идите и делайте вы свое для других, подобных вам».
   II. Но самая главная задача Покровской общины - это приготовление сестер милосердия для ухода за больными и страждущими. В Общине существовали и существуют три разряда сестер: испытуемые, младшие сестры и старшие (крестовицы). Все, изъявляющие желание поступить в сестры милосердия, предварительно находятся на испытании (по крайней мере с год). В это время, приучаясь к труду и послушанию, они ознакомляются с приемами своего будущего служения. Оказавшиеся способными для сего удостаивались звания сестры милосердия младшей. Звание старшей сестры, получающей крест, удостаивались после полезного и достойного служения делу милосердия в течение, по крайней мере, 5 лет.
   Сестры милосердия, исполняя возлагаемые на них обязанности по учреждению, главным образом подготовлялись к своему служению больных. Состоящие на службе при Общине аптекарь и врачи знакомили их с фармакологией и рецептурным латинским языком, чтобы они могли разбирать, и в случае надобности писать рецепты; а также практически обучали их деланно различного рода перевязок, оспопрививанию и другим различным приемам ухода за больными. Находясь на дежурстве в больнице Общины, приемном покое и аптеке, они расширяли круг своих знаний и приобретали большую опытность в исполнении своих обязанностей
*).  Подготовленные таким образом сеcтры ми-
 -------------------------------------
 *) В начале при Общине открыто было операционное отделение (лечилось 48 человек). Это отделение, принося несомненную пользу больным, имело важное значение для практического обучения сестер милосердия со всеми обязанностями их служения страждущему человечеству; но вследствие печальных обстоятельств, случившихся с Общиной в первые годы, отделение это было закрыто.

лосердия назначались на дежурство в госпитали, больницы, частные дома и т.п.
   Скромно и не широко началась деятельность сестер милосердия Покровской общины. Несколько сестер (около 10) с самого начала находились на постоянном дежурстве в Старо-Екатерининской больнице для чернорабочих, и одна сестра - в Московском Троицком для неизлечимых больных доме. В обоих местах служение сестер было бесплатное; в Старо-Екатерининской больнице сестры на тех же условиях дежурят и доселе. Служение сестер в этих местах всегда удостаивалось от подведомственных начальственных лиц самых добрых отзывов и даже, как например, в Старо-Екатерининской больнице, денежных наград. Были случаи приглашения сестер для ухаживания за больными и в квартиры частных лиц; а одна из сестер отпущена была с больным семейством за границу (Париж и Лондон).
   Более широкое развитие и приложение деятельность сестер милосердия имела в бывшую сербско- и русско-турецкую войну. Война эта, вызвавшая сердце русского народа на всякого рода благотворительность, открывала обширное поле деятельности для лиц, желающих послужить раненым и больным воинам. Несомненно, самоотверженный труд подготовленных к этому делу сестер милосердия был более всего нужен и важен. И Покровская община, располагавшая в то время уже значительным количеством их, отозвалась готовностью удовлетворять, по мере своих сил, все запросы на труд сестер.
   а) 12 сестер было отправлено в Сербию на время войны; Ь) во временном Покровском военном госпитале, устроенном в барачных зданиях Общины, служили 18 сестер; с) в Московском военном госпитале - 13, а по временам и более; d) в тылу действующей нашей армии, на санитарных поездах - 12 сестер и еще е) в четырех других частных госпиталях дежурило до 10 сестер.
   Все бывшие на дежурстве сестры Покровской общины заслужили о себе доброе мнение, что частно и официально было засвидетельствовано начальству Общины. Бывшие на санитарных поездах возвратились в Общину с одобрительными о службе их свидетельствами от комендантов и главных врачей. Кроме всего этого, служение сестер было два раза удостоено Высочайшего одобрения в Бозе почившей Императрицы Марии Александровны, благоволившей прислать в Общину две святые иконы.
   Ввиду отлично-усердной деятельности сестер милосердия Покровской общины, Главное управление Общества попечения о раненых и больных воинах пожелало иметь на постоянном дежурстве в Московском военном госпитале - сестер милосердия только Покровской общины; почему с 1879 года служат там постоянно 16 сестер.
   Благоприятная молва об отличном служении своему делу и добром поведении сестер нашей Общины располагала общественное мнение в пользу их. Московские врачи, имевшие случай знакомиться с ними при постели больных, составляли хорошее мнение о деятельности их, почему часто родственникам или знакомым своих пациентов рекомендовали предпочтительно сестер нашей Общины. Благодаря всему этому постепенно увеличивались запросы на сестер милосердия в частные дома и общественные больницы не только города Москвы, но и вне пределов ее. Если в прежние годы число отпущенных на дежурство определялось 5, 6 и до 10 сестер в год, то в 1881 году их было около 50 (разница, как видите, большая). Три сестры были отправлены в Полтавскую губернию для ухаживания за дифтеритными больными; две служат в качестве смотрительниц земских больниц г. Переяславля и г. Ростова Ярославской губернии. В настоящем году запрос этот увеличился настолько, что начальство Общины не в состоянии удовлетворять всех, так неожиданно много обращающихся к нему за сестрами. Факт этот знаменателен и говорит сам за себя. Он показывает, что общество начинает понимать и, как следует, оценивать труд сестер. Действительно, сестра милосердия, подготовленная к исполнению своих обязанностей, знающая свое дело, и если при этом имеет доброе и самоотверженное сердце, - она не только облегчает болезни страждущих и содействует врачу в лечении их; но может доставлять истинное утешение больному и окружающим его родственникам. Бывали случаи, что больные и родственники так привыкали к сестрам, что не охотно расставались с ними, когда они должны были оставлять их дом.
   Располагая в настоящее время значительным количеством способных и опытных сестер, Община, при открывшемся в текущем учебном году преподавании медицины, надеется иметь у себя состав сестер научно образованных, - теоретически и практически ознакомленных с приемами своего служения страждущему человечеству. Такие сестры могут быт истинным благодеянием для всех, желающих воспользоваться их знаниями, опытностью и услугами.
   Для больных бедного класса при Общине существует приемный покой и аптека. Деятельность этих учреждений состояли в подавании ежедневной, за исключением великих праздников, и безвозмездной медицинской помощи всем приходящим бедным больным. Больных принимали поочередно шесть штатных врачей, безвозмездно служащих Общине. После осмотра врача, тут же безвозмездно выдавались больным и прописываемые лекарства из собственной аптеки Общины. Аптека Общины снабжена всеми необходимыми инструментами и препаратами для приготовления лекарств, которым, под наблюдением аптекаря и врачей, занимались обученные сему сестры милосердия. Медикаменты частью приобретались на собственные средства, а главным образом через пожертвование их аптекарем Андреевым, торговыми фирмами «Борхартъ и К0 и Гетлингъ»: их ежегодно жертвуется на сумму около 900 рублей серебром.
   Учреждение это весьма благодетельно в той местности, где действует Община. Местность эта густо населена мастеровыми, работающими на фабриках и заводах, условия жизни которых весьма неблагоприятны в гигиеническом отношении. Усиленный труд, недостаток питания и движения на свежем воздухе, мрачная обстановка квартирных помещений - все это источники весьма многих болезней, которыми страдает бедный класс. При отсутствии в здешней местности постоянных больниц или отделений их, приемный покой Общины с бесплатной выдачей лекарств является истинным благодеянием для народа. Простой народ вообще как-то недоверчиво относится к врачам и лекарствам. Но бескорыстное усердие, известная опытность врачей, приобретенное навыком умение обращаться с простым народом т.е. выспросить, посоветовать, убедить и т.п., бесплатная выдача лекарств, пример собратий, бывающих у врача в Общине, - все это дает решимость и не смелым из них, при первоначальном заболевании обратиться к совету доктора. Многие из больных обращались по нескольку раз в лечебницу за пособием и, в случае продолжительного лечения, исполняли советы врача относительно способов, времени и количества употребления медикаментов, вследствие чего оправлялись от болезней. О доверии и сочувствии простого народа к общинской лечебнице всего лучше свидетельствует количество обращающихся сюда за пособием. Ежегодно бывало от 10 до 12 тысяч человек приходящих бедных больных; им выдавалось лекарств от 11 до 13 тысяч №№. Каждый день приходило за пособием больных от 50 до 100 и более человек. Ввиду такого значительного количества желающих пользоваться услугами приемного покоя Общины и невозможности справляться с ними штатным врачам, - начальством Общины возбуждено в настоящее время дело о допущении на службу врачей сверхштатных. В продолжение десяти лет существования Общины медицинская помощь оказана была около 100.000 человек больным, коим выдано лекарств около 105.000 №№.
   Задаваясь такими широкими планами и стремясь к возможно полному осуществлению их, - какими при этом средствами располагала Община, чем жила и живет? Не погрешим, кажется, если скажем, что она жила и живет подаянием. В надежде на общественное сочувствие и благотворительность, открыла она свою деятельность, не имея никакого капитала. Но в первый же год существования, вследствие известных печальных обстоятельств, общественная благотворительность разом отстранилась от нее и начинающее учреждение осталось без всяких средств. Благодаря отеческому вниманию покойного митрополита Московского Иннокентия, Община могла все таки жить и действовать, пользуясь (до 1880 г.) материальной помощью Московской кафедры. Кроме сего, некоторые из благотворителей г.Москвы, видя высокие христианские цели Общины, не оставляли ее своим вниманием и, чем могли, помогали ей в нуждах. Из них она обязана особенною благодарностью члену-благотворителю С.П. Клюжину, который с самого устройства Общины и доселе оставаясь верным ей членом, близко принимал к сердцу все переживаемые ею невзгоды; и тогда, когда посторонняя помощь была особенно нужна, а недостаток собственных средств вызывал одно недоумение, - он был чуток к нужде и приходил на помощь со своими, по временам, весьма существенными приношениями. С течением времени, когда кто имел случай ближе познакомиться с характером деятельности Общины, — само собою сглаживалось навеянное неблагоприятными толками впечатление и место его занимало понятие об истинной благотворительности. То устным словом, то газетными заметками, добрые люди рассеяли несколько тот туман, который закрывал от Общества уединенное служение ее. Начали являться благодетели, усилилась благотворительность и, вместе с тем, стали увеличиваться и приношения на благое дело Общины. Но при всем том членов и благотворителей у Общины мало, и материальные средства ее далеко не удовлетворяют существенных нужд, так что Община, за отказом ей в 1879 г. вспомоществования от Московской кафедры, вынуждена была обратиться с просьбой о пособии в Московскую Городскую Думу. Дума сочувственно отнеслась к просьбе и определила отпускать в пользу ее в течение трех лет, начиная с 1882 г., ежегодного вспомоществования 6000 рублей серебром. Эта помощь, при имеющихся других средствах Общины, обеспечивает ее пока в самом существенном.
   Раскрывши пред вами, милостивые господа, характер и цели своей скромной деятельности, Община предоставляет обществу произнести над нею свой новый суд; а она со своей стороны чувствует себя обязанною сказать, что деятельность ее представляется еще начинающею, будущее за нею. По самому характеру устройства, степень развития деятельности ее зависит от степени сочувствия к ней общества; чем более будет этого сочувствия, тем шире и яснее раскроются пред ним все гуманные ее задачи.

Священник Иоанн Мансветов

    Москва, 26 июня 1882 г.

Категория: Создание и деятельность общины | Добавил: admin (29.06.2008) | Автор: Admin
Просмотров: 930 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]