Не  в  силе  Бог,  а  в  правде!

МОСКОВСКАЯ  ПОКРОВСКАЯ  ОБЩИНА  СЕСТЕР  МИЛОСЕРДИЯ



Зарождение епархиальных общин сестер милосердия в России. Часть 1

      Меню  сайта







Календарь новостей
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
     Форма  входа





            Поиск

     Друзья  сайта













аборт, мини аборт, контрацепция,

Система Orphus


 Наш  ОПРОС  №  1
Что бы Вы хотели видеть на месте Покровской обители?
Всего ответов: 196

 

     Нас   Считают


Яндекс цитирования





статистика


free counters
Locations of visitors to this page


 Прогноз   Погоды  
 
 

     ПЕРЕВОДЧИК

 Переводчик Google

Поисковые Системы

Поиск в православном интернете: 

Россия



















Приветствую Вас, ГостьRSS 25.04.2017, 09:43

 
Зарождение в России
епархиальных общин сестер милосердия
и их учредительница игумения Митрофания

(в аспекте различных мнений)



 
 
Учредительница первых в России
епархиальных общин сестер милосердия
игумения Митрофания,
в миру баронесса Прасковья Григорьевна Розен
(15.11.1825 - 12.08.1899).

 

 

    Согласно § 1 Устава Московской Владычне-Покровской общины сестер милосердия, утвержденному Святейшим Cинодом 22 декабря 1871 года, община состояла под Высочайшим покровительством Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Александровны. Супруга Императора Александра II, урожденная принцесса Гессенская, сыграла в жизни России достойную и очень важную роль, еще до конца не выявленную историками, не раскрытую в публикациях и ждущую оценки.
   Императрица Мария Александровна всей душой приняла и поддержала идею настоятельницы Серпуховского Владычнего девичьего монастыря игумении Митрофании о создании в епархиях Российской Православной Церкви благотворительных общин сестер милосердия. 29 января 1868 года Императрица Мария Александровна возложила на игумению Митрофанию обязанности по устройству епархиальной общины сестер милосердия в городе Пскове, которая должна была послужить образцом для подобных учреждений во всех губернских городах Российской Империи. Может показаться удивительным, но в православной России оказалось много противников создания епархиальных общин, особенно среди руководства монастырей, на которых и выпадала тяжесть миссии по их созданию и поддержанию (невольно обращаешь внимание на этот факт, наблюдая молчаливое сопротивление – и такое бывает, оказываемое возрождению Московской Покровской общины сестер милосердия на ее исторической территории). Принцип соединения деятельности на пользу другим и молитвы (труда и духовной жизни евангельских Марфы и Марии) противопоставлялся назначению монашества служить Богу, а не людям, и молитв во спасение своих душ. Чтобы удостовериться в этом, достаточно обратить взор на отзывы настоятелей и настоятельниц монастырей, данные при обсуждении проекта Устава Псковской Иоанно-Ильинской общины сестер милосердия. Но Промыслом Божиим, воплотившимся в непреклонную волю Императрицы Марии Александровны и самоотверженность игумении Митрофании, две епархиальные общины сестер милосердия – в Пскове и в Москве - были созданы.
    О игумении Митрофании сочинялись и распространялись различного рода выдумки. Многие из такого рода небылиц получили второе дыхание и умножились в нашу эпоху и даже в последние годы. То, что советским журналистом-коммунистом, автором многочисленных статей в журнале «Наука и религия», героиня его очерка
*) - игумения Митрофания представлена в крайне негативном свете - особенно удивляться не приходится: тут и мудрый Московский Святитель Филарет облит черной краской. Явную глупость повторять и оспаривать здесь нет смысла, да и не хочется. Сей автор не удосужился даже уточнить годы кончины Святителя Филарета и игумении Митрофании, указывая даты в своем опусе.
    А.В. Постернак, ныне клирик московского храма во имя Святителя Николая в Кузнецкой слободе иерей Андрей, кандидат исторических наук, преподаватель Свято-Димитриевского училища сестер милосердия и декан исторического факультета Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета (ПСТГУ), в своей в общем неплохой обзорной книге, посвященной истории общин сестер милосердия, кратко останавливаясь на Московской Владычне-Покровской общине, писал о ее начальнице игумении Митрофании, что «монашество она приняла уже в преклонных летах под влиянием митрополита Филарета – ранее она была фрейлиной Императрицы».
*) Эта фраза через пару лет 

 ------------------------------
 *) Постернак А.В. Очерки по истории общин сестер милосердия. – М.: Изд. Свято-Димитриевского училища сестер милосердия, 2001, с.99.

 

перетекла в работу студентки исторического факультета ПСТГУ Елены Козловцевой, ныне кандидата исторических наук.
   В оправдание о. Андрея можно сказать, что упомянутая выше фраза первоначально принадлежала перу Юрия Николаевича Буракова (1922-1994)
*), а о. Андрей лишь слегка подправил ее,
 -------------------------------------------
 *) Бураков Ю. Утоли моя печали // Наука и религия, 1991, № 11, с.24.

 

заменив "сравнительно немолодой возраст" на "преклонные лета", видимо считая эти понятия близкими по смыслу.
   Истины ради заметим, что Параскева Розен фактически поступила в Московский Алексеевский девичий монастырь 16 июня 1852 года, в возрасте 26 лет, еще будучи отягощена грузом своей принадлежности к Cвите Ее Величества Императрицы Александры Феодоровны. А Высочайшее соизволение Императора Николая I на поступление фрейлины Высочайшего Двора в монастырь последовало в начале июля 1852 года. Рясофорной послушницей, с наречением Митрофанией, она стала 25 сентября 1854 года, то есть в 28 лет. В монашество пострижена 12 июня 1861 года, когда ей было всего 35 лет, и в том же году, 2 августа, была определена настоятельницей Серпуховского Владычнего монастыря. 8 августа Святителем Филаретом в храме московского подворья Троице-Сергиевой Лавры поставлена в игумении. Знаменитый наш писатель Лев Толстой, распространявший вольнодумство, назвал 35-летнего персонажа своего романа "Воскресение" пожилым человеком, что справедливо изумляло критиков и читателей. А если бы возраст его ровесника отнесли к преклонному - они изумились бы еще пуще. Если человек в 35 лет попадает в такую возрастную категорию, то кого же тогда следует относить к молодым людям?
   По поводу же того, кто и что повлияли на решение баронессы Прасковьи Розен принять монашество, то здесь уместно будет лишь сказать, что первое благословение на этот шаг ей дал старец Киево-Печерской Лавры еще в 1849 году. И хотя она была знакома с Московским митрополитом Филаретом с 12-летнего возраста, но никак нельзя утверждать что именно Святитель Филарет оказал решающее влияние на выбор ее жизненного пути. На то были многие причины: воспитание, жизненные обстоятельства и круг общения Параскевы, о которых здесь умолчим, ибо это история не краткая и выходит за рамки темы очерка. Когда 22-летний выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии А.П. Храповицкий, будущий знаменитый митрополит Антоний, принял монашеский постриг, и родственники спросили, как тот смог решиться на такой шаг, - он ответил, что монашество - естественный и лучший путь жизни для каждого человека, а потому надо обращаться с вопросом не к тем, кто постригается, а к тем кто не делает этого
*).
 --------------------------------------------------------------------------------------------
 *) Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале XX века. - М.: "Вербум-М", 2002, с.157.

 

   Сравнительно недавно, 14 августа 2007 г., в киевской газете «Юридическая практика» ее сотрудником предпринята очередная попытка, перефразировав все того же журналиста, выставить судебный процесс 1874 года над игуменией Митрофанией как исторический поучительный пример юриспруденции, тем самым, в кругах внецерковных, продолжая глумиться над памятью подвижницы милосердия. Однако там же, чуть ниже, приведен комментарий, высвечивающий лишь малую часть подводных камней, не видимых при поверхностном рассмотрении (которые, возможно, и не желают обнаружить в этом деле), и приподнимающий край завесы, скрывающей от нас события 130-летней давности и их тайные рычаги.
   Несколько лет назад, в одном из архивных учреждений, его сотрудник и превосходный знаток истории, узнав круг моих поисков и услышав мнение о невиновности игумении Митрофании, желавшей лишь вернуть принадлежавшие Московской Владычне-Покровской общине денежные средства, - сказал, что если все это так обстоит на самом деле, то игумению не грех и канонизировать. Тогда я ответил энциклопедически подкованному знатоку, что исключить этого нельзя и вполне вероятно все может так и произойти, ибо игумения Митрофания, духовная дочь двух великих российских старцев, собеседница Святителей Филарета (Амфитеатрова) и Антония (Смирницкого) - митрополита Киевского и архиепископа Воронежского, самоотверженная труженица, одна из величайших за всю всемирную историю подвижниц милосердия - с щедрой душой, заботливым и любящим сердцем, талантами прекрасного иконописца и церковного историка-исследователя, - вполне этого заслуживает. Вспомним пример владыки
Арсения (Мацеевича) (1697-1772), митрополита Ростовского и Ярославского, сторонника Патриаршества, восставшего против Синодальной системы церковной власти и изъятия государством церковных владений, лишенного за это сана и монашества и погибшего в Ревельском каземате на десятом году правления Императрицы Екатерины II. Спустя 146 лет после его кончины, на Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917-1918 годов, митрополит Арсений был реабилитирован: лишение его сана признано недействительным. А еще через 82 года, на Освященном Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви 13-20 августа 2000 года Ростовский Святитель Арсений был причислен к лику святых для общецерковного почитания в чине священномученика. Вспомним и многие другие истории, в том числе судьбу преподобного Дулы, страстотерпца Египетского, ложно обвиненного собратьями по обители в краже и жаждавших его истязаний. Возможно, что игумения Митрофания и будет когда-нибудь канонизирована, но прежде, как и митрополит Арсений, она должна быть реабилитирована Русской Православной Церковью: решение о лишении ее игуменского сана и монашеского звания следует признать ошибочным и отменить.

   После небольшого отступления вернемся к теме очерка. В весьма интересной и содержательной книге постоянного члена Священного Синода Русской Православной Церкви, Высокопреосвященнейшего
митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира, посвященной истории Свято-Троицкой Сергиевой пустыни близ Санкт-Петербурга, внимание привлек следующий отрывок:
   «В 1869 году игумения Митрофания, до пострижения баронесса Розен, составила проект устава Псковской епархиальной общины сестер милосердия и предлагала распространить сестричество в России. Для рассмотрения этого проекта была назначена комиссия, в которую вошел и о. Игнатий. Отец Игнатий открыто высказался против проекта, доказав, что он вреден, так как направлен против монастырей. Отзыв архимандрита был напечатан под заглавием "Слово о монашеском делании", а проект игумении Митрофании был отвергнут».
*)
 ------------------------
 *) Владимир, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Обитель северной столицы. Свято-Троицкая Сергиева пустынь. Исторический очерк. – СПб.: «Сатисъ»; фонд «Домострой», 2002, с.139.

 

    Отец Игнатий (Малышев)  (1811-1897) - архимандрит,  духов-
ный сын Святителя Игнатия (Брянчанинова) и его преемник на посту настоятеля Сергиевой пустыни в 1857-1897 годах, соавтор проекта великолепного 
храма Воскресения Христова (Спаса на крови) в Санкт-Петербурге. Действительно, архимандрит Игнатий был одним из противников создания епархиальных общин сестер милосердия, открыто критиковал зарождающиеся благотворительные учреждения при женских монастырях. Но верно ли утверждение Его Высокопреосвященства, что проект Устава, представленный игуменией Митрофанией, был отвергнут? Чтобы ответить на этот вопрос - взглянем на историю возникновения епархиальных общин сестер милосердия и путь, пройденный в этом направлении их создательницей - настоятельницей Серпуховского Владычнего монастыря.

    В конце 1865 года
Московский митрополит Филарет благословил свою духовную дочь игумению Митрофанию на оказание помощи в развитии Покровской общины сестер милосердия, учрежденной Великой Княгиней Александрой Петровной в ноябре 1858 года в пригороде Санкт-Петербурга - Галерной гавани, а затем, по ходатайству Августейшей учредительницы и сестер указанной общины, благословил ее продолжить, по возможности, содействие в благоустройстве этого учреждения «советами, наставлениями и руководством», периодически посещая Петербург. «Духовное направление сестрам и другие стихии вводить в общину надобно с осторожным соображением, чтобы приняли искренно и могли понести», - писал игумении Святитель Филарет, рекомендуя постепенно вводить в общину православную духовность и элементы монастырского общежития, тем самым предваряя создание будущих епархиальных общин сестер милосердия. С декабря 1865 года в Петербургской Покровской общине трудились 20 монахинь и послушниц Серпуховского Владычнего монастыря, которые по мере обустройства общины, поступления в нее новых сестер и передачи опыта, возвращались в свою обитель. Рескриптом Ее Высочества Александры Петровны от 26 октября 1866 года игумения Митрофания назначена начальницей Санкт-Петербургской Покровской общины сестер милосердия. За полезную деятельность по ее благоустройству, в том числе за собственноручное написание икон для храма во имя Святителя Митрофана Воронежского, устроенного при общине и освященного 27 сентября 1868 года, матушке Митрофании объявлена благодарность Императрицы Марии Александровны. «Имела счастье принимать у себя в Покровской общине митрополита Иннокентия, - с душевным подъемом писала игумения Митрофания из Санкт-Петербурга епископу Дмитровскому Леониду о состоявшемся в последний февральский день 1869 года приезде Московского Святителя в возглавляемую ею Петербургскую Покровскую общину. - Он посетил и благословил и моих петербургских детей».

    Игумения Митрофания руководила Петербургской Покровской общиной сестер милосердия до 1871 года, а затем передала общину новой начальнице - монахине Марии (Шаховой). О деятельности игумении Митрофании в этот период можно получить некоторое представление из слов священника Петербургской Покровской общины, а затем старшего священника Московской Владычне-Покровской (Покровской) общины сестер милосердия Владимира Скороходова:

    «Матушка игумения приглашена была в эту общину, приходившую в упадок, для того, чтобы поставить ее в положение, приличное благотворительному учреждению; ... игумения устроила там новую церковь с кельями для сестер и с помещением для 20 детей грудного отделения. Когда она вступила в заведование общиной, членов-благотворителей было 18 человек, при выходе же ее их стало около 115, и годичный приход общине простирался до 35-38 тысяч рублей, если не ошибаюсь. При поступлении игумении в общину состав ее был 80 или 100 человек, а при выходе ее он простирался до 365. Эта община не имеет ничего общего с монастырем и есть учреждение светское. Во время войны сестры милосердия должны находиться на поле брани для ухода за ранеными; в мирное же время они исполняют разные степени послушания в общине, как то: занимаются воспитанием детей, заведуют аптекой, приемом приходящих больных, приготовляют лекарства, ухаживают за больными, состоят классными надзирательницами при училище общины и т.п. Между прочим, игумения устроила при сей общине и башмачную мастерскую собственно для нужд общины...
    Пользовалась ли игумения расположением в среде общины?... О любви к ней достаточно свидетельствует уже то обстоятельство, что при отъезде ее из общины после сдачи - дети и сестры провожали ее карету за ограду общины, причем буквально пролиты были потоки слез»
*).

    Но нашлись люди, которые в порыве всеобщей клеветы заявляли, будто игумения Митрофания оставила общину «в скудном виде», что «когда-то принятая как гостья во дворце Ее Высочества Александры Петровны, она скоро оказалась недостойной этого места», что якобы именно поэтому, «свергнутая по заслугам», она вынуждена была оставить Петербургскую общину. Известно, кто отец лжи и откуда идут негативные измышления. Факты опровергают эту ложь и говорят о совершенно ином развитии событий и иных побудительных мотивах оставления подвижницей должности начальницы Петербургской Покровской общины сестер милосердия.

    В конце 1866 года игумения Митрофания, по Высочайшему повелению и благословению Святителя Филарета, была командирована в село Буриги Порховского уезда, Псковской губернии, где в 1861 году в имении генерал-лейтенанта князя Александра Михайловича Дондукова-Корсакова, трудами его сестры, княжны
Марии Михайловны (1827-1909), была учреждена сельская община сестер милосердия во имя святой равноапостольной Марии Магдалины. Княжна была человеком необычайно щедрой души, доходящей до самопожертвования ради других, что сближало ее с игуменией Митрофанией. Кроме того, их семьи издавна связывали теплые дружеские отношения: отец княжны и ее брата - князь Михаил Александрович Дондуков-Корсаков, бывший вице-президент Академии Наук, - во времена войн с Наполеоном состоял адъютантом при отце игумении Митрофании, командовавшем тогда лейб-гвардии Преображенским полком. Это на мужественного князя Михаила Александровича, прошедшего сквозь страшный огонь сражений Отечественной войны 1812 года и заграничной кампании 1813-1814 годов, наш великий поэт не постеснялся сочинить злую эпиграмму. Александр Михайлович, уже в чине генерал-адъютанта занимая должность Киевского, Подольского и Волынского генерал-губернатора, посетит игумению Митрофанию в ее заточении в Москве, а его сестра будет хлопотать об улучшении условий содержания подследственной игумении в Петербурге.
    Высочайшая покровительница Буригской сельской общины сестер милосердия Императрица Мария Александровна пожелала, чтобы игумения Митрофания приняла это заведение под свое начало. И на этот раз привлечены силы Серпуховской Владычней обители: ее сестры направлены в Буригскую общину для организации необходимых служб и обучения. За проделанную работу Императрица выразила 22.02.1867 г. игумении благоволение и пожаловала своим портретом в золоченой раме, а от лица сельской общины матушка получила благодарность за содействие к ее успешному развитию.
    Императрица Мария Александровна предлагала открыть первую епархиальную общину сестер милосердия на основе уже имевшейся в Буригах, но игумения Митрофания считала целесообразнее осуществить задуманное не в селе, а в губернском городе, для чего был выбран Псков. 27 января 1868 года игумения сообщала епископу Дмитровскому Леониду, управлявшему делами Московской епархии до приезда вновь назначенного, после кончины Святителя Филарета, митрополита Московского и Коломенского Иннокентия: «Благословите, Ваше Преосвященство: еду в Псков дня на три по повелению Ее Величества. Проект мой Ею одобрен. Община будет под ведомством Епархиального начальства - я доказала Ее Величеству, что это необходимо». Спустя два дня секретарь Императрицы Петр Алексеевич Мориц (1817–1898) уведомил игумению Митрофанию о желании Ее Величества «видеть в Отечестве нашем утверждение и развитие духа христианского милосердия на тех основаниях, которые так отрадно применены к общественным нуждам в Санкт-Петербургской общине сестер милосердия». С этой целью Императрица Мария Александровна возложила на игумению устройство первой губернской общины сестер милосердия в городе Пскове, с испрошением участия в этом деле Псковского епархиального начальства и исходатайствованием отведения учреждаемой общине - храма, земельного участка и дома. Игумении Митрофании было также Высочайше поручено подготовить Устав общины, озаботясь внесением в учреждаемую общину «монашеского духа с теми элементами порядка, труда, самопожертвования и нравственности, которые и могут служить твердым ручательством существования этого рода учреждений и дальнейшего их развития».

    16 апреля 1868 года Синод предписал архиепископу Псковскому и Порховскому Феогносту (Лебедеву) сделать необходимые распоряжения и оказать содействие к исполнению возложенного на игумению Митрофанию поручения Ее Величества. В невообразимо короткий срок храм во имя святого пророка Илии, что в Мокром Лугу (в районе города Пскова, называемом Запсковье), имевший весьма прискорбный вид, был отреставрирован и снабжен всей церковной утварью, а также выполнены необходимые подсобные постройки, территория вокруг храма значительно расширена и благоустроена, приобретен и отремонтирован дом для священника общины. Благодаря самоотверженному труду настоятельницы и насельниц Серпуховского Владычнего монастыря, спустя всего лишь девять с половиной месяцев после распоряжения Императрицы - 14 ноября 1868 года, в день 21-летия Ее Высочества Цесаревны, Великой Княгини Марии Феодоровны, приходящийся на день памяти святого апостола Филиппа, накануне начала Рождественского поста и 43-летия основательницы общины, состоялось торжественное открытие Псковской благотворительной обители. Были открыты отделения сестер милосердия, грудных младенцев, детское отделение, школа для девочек, больница с приемным покоем и аптекой, операционная. Созданием в Пскове епархиальной общины был как бы возобновлен древний Запсковский Ильинский женский монастырь, существовавший на этом месте в XV веке и упраздненный в 1764 году. Оставшийся от него Ильинский храм, возведенный в 1677 году при игумении Феодоре, был приписан к приходу храма Косьмы и Дамиана, с Примостья, а затем передан Иоанно-Ильинской общине сестер милосердия. 
    За двое суток до торжеств игумения Митрофания сообщила первому викарию митрополита Московского, епископу Леониду, о дне открытия и освящения Псковской Иоанно-Ильинской общины, приглашая владыку посетить эти торжества и делясь с ним своими радостями и печалями:
 «За молитвы в Бозе почившего Отца нашего
*) и благословение
 ---------------------------------------------------------------------------------
 *) (Admin.:) Святителя Филарета (Дроздова), митрополита Московского и Коломенского (26.12.1783 – 19.11.1867).

 

Вашего Преосвященства - Господь благословил довершить начатое дело. Первая епархиальная община сестер милосердия по воле Ее Величества имеет быть освященной и открытой 14 числа сего ноября месяца, в день рождения Цесаревны и в присутствии товарища обер-прокурора Святейшего Синода, которого Ее Величество назначила ехать в Псков для этого торжества. Господь Милосердием Своим избрал меня, грешную, чтоб восстановить древнюю упраздненную Ильинскую обитель. Не знала сама о том, но ныне свидетельствует это надгробная надпись игумении и строительницы ныне возобновленной мною церкви. Повелением Ее Величества назначен товарищ обер-прокурора Ю.В. Толстой присутствовать при этом торжестве; сим, конечно, свидетельствуется благоволение Государыни к сему новому в России учреждению. Первая епархиальная община сестер милосердия открывается, труда было у меня, Владыко Святый, много, но зато и утешение мне не малое - видеть в нашем государстве распространяющийся дух милосердия; радует, что успела в том, что эти учреждения будут находиться под сенью Святейшего Синода,  а не власти светской. *)
 ---------------------
 *) (Admin.:) Последнее слово подчеркнуто в письме самой игуменией, считавшей в созданном благотворительном учреждении главным достижением именно то, что эта община сестер милосердия принадлежит Православной Церкви.

 

   "Слава Богу о всем! Сообщаю Вашему Преосвященству эту радость как ближайшему моему Отцу по смерти того, который мне незаменим. 19-го думала иметь утешение вместе с Вами молиться в Лавре, но боюсь, Ее Величество меня задержит, и придется дождаться здесь нашего Владыку, если он будет 24-го, как намеревался. Трудно будет мне 19-го, если останусь здесь,  тяжело  будет  и   21-го *);  еще никогда не праздновала

 ----------------------------------------------------------
 *) (Admin.:) 19.11.1868 г. отмечалась первая годовщина со дня кончины Московского Святителя Филарета; 21 ноября - праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, монастырский и храмовый праздник в Серпуховском Владычнем монастыре.

 

 

обитель этот день без меня. Но покорюсь пред волей Того, Который более меня знает, что полезно мне и обители святой, Ему вручаю себя и на Его Святую помощь надеюсь. Он мне поможет до конца исполнить то, что предназначено мне Свыше.
    Прошу Вас, Владыко Святый, помолитесь обо мне, грешной. Истинно подчас очень трудно мне, помолитесь, в особенности 14-го числа, и передайте эту же просьбу от меня Высокопреосвященнейшему митрополиту. Прошу Его и Ваших Святительских молитв и благословений на начало этого нового дела.
     Простите, пишу наскоро: еду сейчас в Псков, вчера приехала оттуда за приказаниями Ее Величества. Целую ручки Ваши, мысленно повергаюсь к стопам Вашим. Помяните меня, если меня не будет 19-го на могиле моего незабвенного Отца. Год прошел, но рана моего преданного сердца не заживает, но кажется, при умножении моих дел и забот, все более и более растравляется. Тяжело жить без него, жить одними воспоминаниями о прошедшем.
    Преосвященный Псковский чрезвычайно доволен моими трудами. Действительно, <...> то, что совершилось, не себе приписываю это, но особенному благословению Божиему за молитвы усопшего Святителя, так и в докладе Ее Величеству выразилась».


    30 ноября 1868 года игумении Митрофании были объявлены признательность Императрицы Марии Александровны за устройство в Пскове первой в России образцовой епархиальной общины сестер милосердия и повеление Ее Величества управлять первой епархиальной общиной сестер милосердия до 1870 года.

 

>>